Тіньовий не означає незаконний

Інтерв'ю з Юрієм Воропаєвим, головою Парламентського

комітету з питань промислової та інвестиційної політики

- Еще в конце 2012-го встал вопрос о регистрации прав на недвижимость. В БТИ прошли массовые увольнения,соответствующий электронный реестр не сформирован. И хотя Минюст утверждает, что все необходимые инструкции есть, их явно недостаточно: нотариусы не хотят брать на себя ответственность за сомнительные юридические действия. Как вы оцениваете положение дел в этой сфере, и как это решить?

- К сожалению, за пределами внимания журналистов происходила огромная работа в этом направлении на протяжение последних двух лет. Параллельно происходило несколько круглых столов и совещаний с участием представителей аппарата президента, Кабмина. Но мы так ни о чем и не договорились.

- Почему?

- Я считаю, что те чиновники, которые "прокукарекали" президенту свою идею ликвидировать монополию БТИ на услугу населению, связанную с технической инвентаризацией, не имеют практического опыта. Они не понимают, какие последствия это за собой повлечет, а теперь не могут отступить назад – стыдно. Получается, они уговорили президента совершить ошибку, а теперь не могут набраться храбрости, прийти к нему и признаться в том, что натворили.

- "Они" - это министр юстиции  Александр Лавринович?

- Он, а также Ирина Акимова (первый заместитель главы Администрации президента – ЭП). Они полагают, что в стране нужно ввести частные БТИ, а всю техническую документацию оцифровать и сделать публичной.

- В целом, не такая уж и плохая идея.

- Идея плохая. Ведь что получилось. В 2009 году был принят закон о передаче функций регистрации прав на недвижимость Минюсту, забыв о том, что у министерства должны сохраняться взаимоотношения с БТИ. А для этого нужен закон о технической инвентаризации недвижимости.

Мы дважды готовили закон о БТИ, и оба раза благополучно президент ветировал этот документ. Сейчас же на практике ни в одном городе или районе нет информации о том, где стоит стена, сколько этажей и балконов в доме, где проходит дорога, кроме как в БТИ. Там лежат архивы, начиная с 1920-х годов.

Хорошо, когда БТИ находится в коммунальной собственности и пребывает под контролем  городских властей, которые естественно, отвечают за то, чтобы не упала стена. Если здание рухнет, кто за это отвечает? Местные власти.

Вы представляете, что будет, если все эти вопросы перейдут в руки частных БТИ? заплатил пять копеек и снес две стены, либо достроил балкон, который однажды – раз, и упал кому-то на голову. Лавринович и Акимова говорят: мы архивы БТИ национализируем, и сделаем эту информацию общедоступной.

- Что в этом плохого?

Представьте себе такую ситуацию: создали в одном районе два частных БТИ или одно частное, а другое коммунальное. Техпаспорт на ваш дом или квартиру в одном БТИ сделали на ваше имя, и с метражом 200 квадратных метров. А в другом БТИ за взятку или по ошибке сотрудников сделали техпаспорт на это же строение на другое лицо, или на размер 300 метров. Какой из них правильный?

А не будет ли проблем у соседей такого домовладения? А не рухнет ли дом, если сотрудники БТИ закроют глаза на допущенные нарушения при перестройке? И где искать собственников такого частного БТИ, по вине которых будут легализованы нарушения, приведшие к человеческим жертвам?

- В Полтаве, например, уже работает частное БТИ, и ничего.

- В Полтаве параллельно продолжает работать и государственное БТИ (всего сегодня в стране работает 380 БТИ – ЭП). Мы это уже проходили на примере с частными пенсионными фондами, которые что-то там учредили, собрали деньги, помахали рукой, уехали в Израиль. Что будет делать теперь государство с будущими пенсионерами, которые инвестировали в такие фонды? А что будет делать государство со зданиями, которые зарегистрировало частное БТИ, и которые попадают?

- Единый Государственная регистрационная служба (Укргосреестр) для того и создан, чтобы сохранить контроль над этими вещами.

- А кто вам сказал, что госреестр создан? Вы имеете в виду структуру, которая должна администрировать реестр? Да, она создана, а реестра нет.

Ведь что такое реестр? Это такой список, где написано: на этой улице дом такой-то и квартира такая-то принадлежит такому-то. Чтобы потом, когда я захочу заключить с кем-то сделку, я мог легко уточнить, а действительно ли этот инвестор добросовестный.

Что сделало Министерство юстиции? Оно поручило эти функции нотариусу. Нотариус должен сначала зарегистрировать меня как продавца, уточнив, что я собственник этой недвижимости. А потом сделать вторую операцию, зарегистрировав вас. Спрашивается, а на основании каких документов нотариус зарегистрирует меня как первичного собственника? Где можно изучить этот перечень – в законе об этом ничего не сказано. Он сделает это на свой страх и риск? А потом окажется, что я не собственник.

- Насколько мы знаем, БТИ специально не дают эту информацию нотариусам...

- А на основании какого документа они должны были давать эту информацию? Нет такого документа. В результате, рынок заморожен, ничего не покупается и ни продается.

- Предполагается, что будет создан публичный реестр недвижимости в масштабах Украины, и каждый сможет проверить собственника и правовой статус того или иного здания. А БТИ - это вещь в себе, они даже не могут оцифровать свою документацию.

- Перед тем, как писать закон о БТИ я пришел в компании Сергея Осыки (бывший заместитель главы комитета по экономической политике - ЭП) в Минюст, и говорю: "с первого января этого года Минюсту придется заниматься регистрацией недвижимости, но вы не сможете это сделать без закона "О БТИ".

Сели, обсудили концепцию. На первом этапе сначала весь этот ворох и макулатуру перевести в электронную форму, а на втором этапе сделать единый госреестр. Инна Ивановна (Емельянова, первый замминистра юстиции - ЭП) согласилась. Закон "О технической инвентаризации" был принят, но в итоге на него наложено вето президента по инициативе Министерства юстиции. Я больше не хочу с ними ничего обсуждать.

- Почему так вышло?

- Не терпелось настоять на своем.

- Речь идет о деньгах?

- Заработать можно. В частности, на лицензировании частных БТИ и на их управлении.

- Нет ли противоречия: с одной стороны они стремятся разрушить монополию БТИ на регистрацию недвижимости, а с другой лоббируют частные БТИ? В чем логика?

- Они разрушают монополию коммунальных БТИ, принадлежащих местным советам, в бюджет которых и идут денежные средства от технической инвентаризации. А частные БТИ будут зарабатывать деньги своим владельцам. У них не получилось в том числе потому, что мэры всех городов Украины собрались на свой съезд, и приняли единогласное решение обратиться к президенту с просьбой выступить против введения частных БТИ.

Кроме этого, облсоветы, райсоветы на своих пленарных заседаниях приняли обращение к президенту с категорическим возражением введения частных БТИ, и таких решений более 30 в общей сложности.

- По мнению новоназначенного главы Укргосреестра Дмитрия Вороны, БТИ возмущаются и публично дискредитируют нововведения только потому, что утратили возможность неформально решать вопросы, связанные с регистраций собственности. Что фактически они борются за теневой рынок услуг по регистрации прав собственности на недвижимость с оборотом около 200 млн грн в год. Что вы можете на это сказать?

- Это неправда. Хочу напомнить, что в 2009 году подавляющее большинство депутатов, в том числе и от Партии Регионов, проголосовали за передачу вопросов регистрации прав собственности на недвижимое имущество из БТИ в Минюст. В июне 2012 года депутаты поддержали предложения Минюста по внесению изменений в этот закон.

Оба законопроекта я докладывал на заседании Верховной Рады от комитета, и призывал нардепов  поддержать идею создания единого государственного реестра в рамках Министерства юстиции Украины.

Но народные депутаты, мэры городов и местные советы против передачи функции технической инвентаризации именно в частные руки.

за передачу вопросов регистрации прав собственности на недвижимое имущество из БТИ в Минюст. В июне 2012 года депутаты поддержали предложения Минюста по внесению изменений в этот закон.

 

Оба законопроекта я докладывал на заседании Верховной Рады от комитета, и призывал нардепов  поддержать идею создания единого государственного реестра в рамках Министерства юстиции Украины.

 

Но народные депутаты, мэры городов и местные советы против передачи функции технической инвентаризации именно в частные руки.

 

Джерело статті

 

Додаткова інформація